В мирном мире жить. И учиться

03 сентября 2019
поделиться

В 2004-м, пятнадцать лет назад, в средней школе №1 города Беслана произошёл вероломный террористический акт. Маленький североосетинский город стал в одночасье известен всей планете. В результате теракта погиб 331 человек, из них  186 – невинные дети, самому маленькому из которых было всего шесть месяцев. В те дни тамбовский поэт Евстахий Начас написал стихотворение в память о скорбных событиях и погибших детях.

Расколотый глобус

Памяти жертв террора в Беслане

«Мурата Калманова земляки считают героем трагических бесланских событий. Потому что старшеклассник повёл себя как настоящий мужчина. Он помог разоружить бандита и спас жизни малышам, закрыв их собой во время взрыва. Хотя сам Мурат себя героем не считает...»

«На полу сотни порванных, простреленных, обгоревших учебников, дневников, тетрадей. Расколотый глобус. Валяются сплющенные, почти расплавленные от страшных ударов о стену пули. Обугленные парты. Пластмассовый девичий гребешок. Линейки, карандаши... Детские запыленные пиджачки, девчоночьи школьные платьица. Расплавленные часы...»

Майкл Мур, кинорежиссёр, снявший документальный фильм «Фаренгейт 9/11»: «Это - монстры. Моё сердце разрывается от боли».

Жительница Беслана: «В нашем дворе больше не будет детского смеха».
(Из газет.)

I
В тот день качнулось солнце над Бесланом,
и диск его надолго почернел,
то, прикрываясь, как щитом, исламом,
детей бандиты брали на прицел.
Детоубийство, нет страшней порока,
его простить не в силах даже Бог.
Кто верит во Христа или Пророка,
содеять это просто бы не смог.
И непричастны нелюди те к вере,
ведь вера - это светлая стезя,
дорога к храму, где раскрыты двери,
но в них войти без доброты нельзя.
В него войти возможно только с миром
и вымолить прощение сполна.
В тот день Россия распрощалась с мифом,
что прекратилась подлая война.
Война без точек огневых, без тыла,
где у врагов всех маски вместо лиц,
она уже давным-давно затмила
последний разум и глаза убийц.
Теперь по всей земле передовая,
она лишь только недругам нужна,
а вирус страха, он передаваем,
им наша тишина заражена.
II
Я с первым сентября всегда жду встречи 
и забываю всякую беду, 
закинув ранец с книжками за плечи, 
я снова в школу... первый раз иду.
В тот день сентябрьский, небо поднимая, 
встают деревья в росной чистоте, 
и будто всё иначе понимая, 
стучат сердца на детской частоте.
Есть на планете частота такая,
она слышна на всех материках,
и никого на ней не упрекают,
у всех букеты светятся в руках.
И этот свет всех ближе и дороже,
всего роднее и всего нежней.
Без детских голосов земля не может,
ей эта частота всего нужней.
А без нее душа болит тревожно,
хотя унынье - это тяжкий грех,
ведь лишь на ней всегда услышать можно
не просто смех, а чистый детский смех.
Так лишь смеялся маленький Мессия,
когда к Пречистой Деве поспешал.
Когда смеются дети, то Россия
вновь понимает, где ее душа.
Улыбка Богородицы витает
над многоликой Родиной века,
насколько Русь славянская святая,
настолько и в терпенье велика.
Но у терпенья есть свои границы,
и грех большой об этом забывать,
когда их переходят, то убийцы
детей приходят наших убивать.
Когда их переходят, значит, люди
устали от всего, что есть вокруг:
от равнодушья, лживых лизоблюдов,
от нищеты, от наглости хапуг.
И оттого, что мы давно не вместе,
что нет доверья даже тишине,
что матери по-прежнему «груз двести»
встречают, поседев, по всей стране.
И что народ - земли родной опора -
вдруг стал электоратом в час лихой,
что нет пока спасенья от террора,
зато спасателей вокруг - с лихвой.
Потомки назовут наш век бесславным,
если Господь им шанс такой пошлет,
за всех, кто православным шёл Бесланом,
шёл в школу, а попал на эшафот.
III
Тот день не станет никогда вчерашним –
он не успел закат свой посмотреть... 
Сказал мальчишка: «Умирать не страшно, 
Когда ты знаешь, что такое смерть...»
А смерть в глаза глядела не с экранов, 
а рядом нажимала на курок...
В шестнадцать лет в тот день Мурат Калманов
стал взрослым, преподав нам всем урок.
Когда вдруг грянул взрыв осатанело,
настолько адским подлый был заряд,
он бросился навстречу вспышке смело,
закрыв собою маленьких ребят.
Осколки долетели до столицы
и некоторые ранили Москву...
Как кровью обагренные страницы,
роняет осень алую листву.
Я не встречал печальней листопада,
хоть пережил военную беду -
не все мальчишки вырвались из ада,
не все девчонки выжили в аду.
Но каждый павший святости достоин:
отцы и матери, и дети-груднички.
Страшнее быть живым с душой пустою,
глядеть на мир сквозь стылые зрачки.
IV
Узнали все - двойные есть стандарты,
пособники убийственных затей, 
и потому в Беслане нынче парты 
залиты кровью ангельской детей.
Сегодня женщины в Беслане в чёрном,
мужчины не скрывают горьких слёз -
живым придётся жить, но в мире скорбном,
а мир не застрахован от угроз.
Как жить? Как быть, когда покой потерян?
Ответа на вопросы не найти.
В тот день в Беслане был сентябрь расстрелян 
и ангелы убиты во плоти. 
Я каждого ребёнка слышу голос
и крики матерей в последний миг...
А в школе той расколотый есть глобус, 
странички из тетрадочек и книг. 
И гребешки, и туфельки, и платьица, 
осколки со щебенкой пополам... 
В какую пропасть шар земной наш катится 
по детским неопознанным телам?! 
Пусть глобус тот расколотый подскажет, 
научит всех, на всех материках, 
что Ирод в камуфляже не промажет 
по матерям с младенцем на руках. 
Бандиты, автомат привычно вскинув, 
в заложников палили без конца... 
Они стреляли нашим детям в спину, 
а пули попадали нам в сердца! 
Теперь сентябрь во всех журналах классных 
учителя запишут неспроста.
Душа скорбит - учили нас напрасно, 
что мир спасёт наш только красота. 
Душа от боли каждый миг немеет, 
как будто сам теперь я сирота... 
Молюсь за всех погибших, как умею. 
И мир спасет наш только доброта.

Евстахий Начас, заслуженный работник культуры РФ, поэт, журналист