Суждения об искусстве

11 апреля 2020
поделиться

Сосредоточенность на своём внутреннем мире делает человека-безумца человеком-мудрецом, способным с помощью силы искусства передать все чувства на холст, бумагу, ноты, мрамор. Человек же мудрый, решивший сосредоточиться на своём маленьком внутреннем мирке, состоящим лишь из личных трагедий, рискует стать сумасшедшим. Однако, если посмотреть под другим углом, можно сделать один простой вывод: быть безумцем и мудрецом — как две стороны одной монеты. Важно только не терять голову от всепоглощающей силы искусства, которая в итоге сделает не безумцем, не мудрецом: она сделает вас очередным серым обывателем, которому только кажется, что он гений.

Настоящие гении — всегда безумцы, непременно готовые к риску, ибо быть человеком талантливым — значит, всегда рисковать всем, что имеешь, всем, что любишь. Главный закон искусства состоит в следующем: за слово, за мазок краски на белоснежном полотне, за вылепленные уста из безжизненного камня приходится всегда платить. И, если заплатить нечем, искусство заберёт то, что так дорого твоей душе, чтобы закалить её для тех событий, которые будут поджидать, — ибо искусство  — незримый оракул, дарующий  тебе свой дар. Позже ты сам будешь предрекать своё будущее, если, конечно, решишься вступить — без посредников и собственников — в длительные отношения с искусством: сначала ты не будешь замечать этого, но позже, нырнув с головой в омут своих чувств, мыслей, увидишь, с какой зоркостью сфинкса пророчил себе же беду, а не врагу своему, смерть любимому — а не тому, что разбил твоё сердце.

Сердце человека искусства — это скрытое сокровище, которое не каждый в силе удержать; это хрустальный замок, разбивающийся на мелкие осколки, вонзающиеся в душу простому читателю, слушателю, зрителю. Сердце требует того, чтобы всё было так, как происходило на самом деле: агония, любовь, эйфория, разочарование, поражение, одиночество, выжженность и пустота — всё должно быть; это и есть, видимо, основная черта реализма: отображать с невероятной детализаций — словно смотреть в чёрную гладь озёра, освещённую вибрирующим сиянием луны. Сердце человека искусства — это очень хрупкий инструмент, безостановочно работающий, вырабатывая топливо — любовь.

Любовь есть всему основа, даже для искусства. Человек, никогда не любивший, не сможет соприкоснуться с искусством, ибо искусство — есть призма чувства, кристалл, через который — хоть и с преломлениями — проходит яркий, игристый свет любви к жизни, человеку, Родине — всему, что можно любить, к чему можно прикоснуться любовью, чтобы зажечь незримый огонь, источающий неостановимый поток чувств. Обходитесь, пожалуйста, осторожно с этим страдающим, вечно ищущим чего-то неосязаемого сердцем, ибо, разбив его, вы лишите мир ещё одного гения, способного преподнести нам всем неведомое до нынешних дней: будь то неординарные стихи, ил пропитанные болью и состраданием книги, картины, отображающие этот прекрасный и удивительный мир.

Прекрасное открывается каждому, кто готов распахнуть для этого свою душу. Гении всегда ходят с душой, похожей на настежь открытые большие французские окна с голубыми потрескавшимся ставнями. Оттого гении готовы любить каждого и делиться этой любовью с каждым. Люди искусства — это невероятно тонкие и прекрасные создания, с определёнными чертами лица, цветом глаз, углами губ, с благородным греческим профилем и шёлком волос. Вас будет удивлять в них всё — манера речи быстра, понятна, но осложнена потоком старых слов. Мыслят они быстро, бойко, ярко и всегда — точно, хотя их точность взгляда постоянно будет отличаться от вашей и другого множества людей. Но знайте одно: они всегда правы, даже если скажут, что вода в море скоро исчезнет, а горы полетят по ветру, точно листья. Их правота основана на предельно ясных и достоверных аргументах. Будете спорить с ними — проиграете, останетесь в дураках.

Люди искусства создают прекрасное для того, чтобы доказывать красками, чернилами, мелодией и камнем, что прекрасное заключается не в принятых нормах морали и эстетики: сила прекрасного заключается в обыденности вещей и скудности быта, которая так нас тяготит. Она закована в вечных арктических льдах и переливистом шуме моря, в оливковой тенистой роще, где сморщенные ветви в унисон с ветром напевают песни древних греков, в нежно-льняных чертах спящей девушки, в которых отображена затаившая дыхание страна, одурманенная высокими кострами, запахом спелых яблок и тёплых лучей осеннего солнца, высоко поднимающегося над нашими головами, чтобы подарить ещё несколько мгновений быстроного, похожего на бесконечно летящую огненную птицу, возрождающуюся из праха зимы и изумрудной листвы по-весеннему согретых деревьев.

Люди искусства — стойкие духом личности. Они готовы защищать всех: даже бедных, униженных обществом и оскорблённых судьбой. Они вкладывают невероятную силу таланта в свои произведения. Каждый раз смотря на картины художников, канувших на дно человеческой памяти, хранящейся там, как граненый алмаз, я испытываю благоговейную дрожь. Читая стихи Цветаевой, Ахматовой, Блока, я пропускаю через себя их чувства, которые являются самым настоящим золотом, бесценным сокровищем. Анализируя романы классиков, осознаю всю мощь языка, на котором они говорили, жили, писали и думали. Слушая композиции великих музыкантов, на глазах сверкают слёзы — мелодии пронзают душу, как острие ножа, заставляя чувствовать всё в один миг.

Миг — вот что необходимо для искусства: миг любви, миг славы и боли, страдания — истинного и непоколебимого. Всего лишь в одном мгновении для поэта, музыканта, художника, скульптора и писателя — отображена целая вечность, в которой, возможно, и заключается весь смысл всего, что окружает нас.
Миг вечности — видимо, это и есть то самое неописуемое чувство наслаждения, ощущения связи с прошлым, которое является ещё одной составляющей искусства, которое постоянно с нами — в наших горящих желанием вознести и восславить свой народ сердцах, в наших блуждающих душах, мыслях и самородках творчества великих творцов искусства.

Фото pixabay.com
Спецпроект: