Евгений Матушкин: «Комсомол притягивал инициативную и думающую молодёжь»

29 октября 2018
Количество просмотров249
поделиться
Спикер облдумы вспоминает комсомольскую юность

Комсомол — Коммунистический союз молодёжи, полное название — Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи, ВЛКСМ. 29 октября этой, уже исторической, организации Советского Союза — сто лет. 

В августе мне удалось побывать на одной очень интересной встрече — вместе с главным редактором «Мичуринской правды» Вадимом Гранитовым мы беседовали с Евгением Матушкиным — ныне председателем Тамбовской областной Думы, а в советское время — одним из комсомольских лидеров Тамбовщины. Разговор получился очень содержательным и познавательным, а я стал не только его свидетелем. Предлагаем интервью нашим читателям.

— Евгений Алексеевич, в 80-е годы прошлого века вы возглавляли комитет комсомола в плодоовощном институте имени Мичурина (сейчас это один из институтов Мичуринского государственного аграрного университета)…

— Да, с 1981-го по 1984 год я действительно, работал в должности секретаря комитете комсомола в институте. Об этом времени всегда вспоминаю с теплотой и трепетом. Но комсомольцем я стал, как и большинство молодых людей Советского Союза, в 14 лет. И почти сразу начал активно участвовать в жизни школьной комсомольской организации, стал членом комитета комсомола школы. Поступив в Тамбовский педагогический институт я тоже с удовольствием занимался общественной и комсомольской работой. Да и эти направления часто нельзя было разделить, так тесно всё переплеталось между собой.

— Какие вопросы были в сфере вашей деятельности?

— Комсомольская организация вуза насчитывала в то время около пяти тысяч человек, что составляло примерно 99 процентов от числа всех студентов и молодых преподавателей. Комсомол касался практически всех сторон жизни института: патриотическое воспитание, спортивная и культурно-массовая работа, решение различных, в том числе и бытовых, вопросов. Например, у нас был организован отряд, который следил за порядком на вечерах отдыха студентов. По инициативе комсомольцев и на безвозмездной основе в одном из студенческих общежитий был организован диско-клуб. 

— А насколько велики были полномочия институтской комсомольской организации?

— Наша организация действовала на правах райкома. В наших полномочиях было даже исключение из рядов ВЛКСМ. Для студентов это становилось автоматическим исключением из института и создавало немалые трудности в будущей карьере. Поводом для исключения являлись серьёзные нарушения дисциплины или правопорядка. За время моей работы было всего пять таких случаев.

— Можно ли сказать, что комсомол был в те годы единственной организацией, дающей своим членам навыки менеджерской работы?

— Комсомол действительно стал своеобразной стартовой площадкой для многих удачных представителей отечественного и даже зарубежного бизнеса. Для этого было несколько причин, и главная — комсомол притягивал инициативную и думающую молодёжь. Из их числа выделяли лидеров, с которыми и продолжалась дальнейшая работа. Одно из условий — строгая внутренняя дисциплина. О том, чем грозило её нарушение, мы уже говорили. 

— Евгений Алексеевич, согласны ли вы с таким мнением, что комсомол стал терять свой авторитет ещё в 70-е годы?

— Скорее всего, да. Общество нуждалось в переменах, и комсомол как его часть — тоже. В комсомольской среде встречались разные люди, в том числе карьеристы и приспособленцы, но большинство честно и добросовестно выполняли свою работу.

— Считаете ли вы, что в комсомоле было много формализма? Например, обязательное вступление в его ряды... 

— Никто никого не заставлял в обязательном порядке вступать в комсомол. Членство в ВЛКСМ не давало особых привилегий при поступлении в высшее учебное заведение, не гарантировало и высокой должности после его окончания, не увеличивало зарплату. Комсомол направлял энергию молодёжи в нужное русло, это очевидно. Но я согласен с тем, что при всём хорошем были и перегибы… 

— Жизнь, как правило, богата на различные ситуации, которые не описаны ни в одной инструкции. Как вы находили выход из них?

— К двадцати четырём годам, когда я возглавил институтский комитет комсомола, уже имелся жизненный опыт, который подсказывал и помогал найти правильный выход. Повезло и со старшими товарищами, учителями, к советам которых я всегда прислушивался. Помните строчку из песни Владимира Высоцкого: «Значит, нужные книги ты в детстве читал…»? На самом деле в книгах можно найти ответы на многие трудные и волнующие вопросы.

— А запрещённые книги комсомольцы 80-х читали?

— Да, как и все те люди, которые стремились узнать больше, и не только из официальных источников. А для меня, как учителя истории, это ещё и профессиональное любопытство. С удовольствием читал Ремарка, Солженицына, Булгакова, Платонова и других авторов.

— Это был «самиздат»?

— Нет. Некоторые произведения вышли в журналах, которые тут же стали раритетными. Мы их доставали, читали, обменивались, обсуждали.

— Потрясли вас откровения Александра Солженицына?

— Как свидетеля исторических событий — да. В литературном плане — нет.

— Евгений Алексеевич, по вашему мнению, комсомол и романтика — два дополняющих друг друга компонента?

— Да. Комсомол — это молодость. А какая молодость без романтики? Одной из первых моих инициатив на работе в институте стал студенческий поход по Мичуринскому району. Ночёвки на свежем воздухе в палатках, песни у костра под гитару, жаркие споры. Разве это не романтика? Все вместе мы встречали и любимый всеми праздник — Новый год. Веселье продолжалось до самого утра.

— Комсомольцы умели не только веселиться, но и работать. Вы принимали участие в стройотрядовском движении?

— Пять лет своей жизни я провёл в стройотрядах. За летние месяцы студенты могли хорошо и, что немаловажно, легально хорошо заработать. Вместе с нами часто были трудные подростки. В стройотрядах студенты получали новые знания, жизненный опыт. К окончанию вуза у меня, например, были удостоверения каменщика, плотника, и даже бетонщика. И всё это пригодилось: работая впоследствии в сельской школе учителем, многое приходилось делать своими руками — и ремонтировать, и строить. Так что я не раз благодарил комсомольскую школу за полученные навыки. 

— Расскажите, как в то время жили комсомольские лидеры? Имели они какие-либо льготы, привилегии?

— Не могу говорить обо всех. Скажу о себе и своих коллегах-товарищах. Не было у нас никаких привилегий. За исключением… обеда в обкомовской столовой. Да и то это «вкусное преимущество» давало удостоверение сотрудника областного штаба студенческих строительных отрядов». А ещё в буфете можно было иногда купить банку дефицитного в то время растворимого кофе.

— А поездки за рубеж?

— В 1982 году в составе молодёжной туристической группы я побывал в Финляндии. От области нас было 45 человек, все — участники стройотрядовского движения, и главное условие для отбора в группу — добросовестная работав стройотряде.

— Повлияла комсомольская работа на ваш характер?

— Да. Я привык не отступать перед трудностями, верить в свои силы и силу коллектива, в единство и сплочённость людей ради достижения общей цели. Думаю, школа № 23 города Мичуринска, в которую я после комсомольской работы пришёл работать директором, именно поэтому стала по итогам проверки лучшей в городе. А ведь в то время я был самым молодым директором школы в Мичуринске. Затем поступило новое предложение — возглавить городской отдел народного образования. Пришлось отвечать за всю систему образования в городе. И на этом месте тоже пригодились навыки и опыт комсомольской работы.

— А почему вы ушли с комсомольской работы? 

— Было две причины. Первая и главная — желание работать в школе. Вторая —возникающий отрыв от студентов в силу разницы в возрасте. А подыгрывать и фальшивить я не хотел.

— Как вы думаете, чего не хватает современным молодёжным организациям?

— Идеи, которая могла бы не только объединить, но и увлечь, искренне заинтересовать современную молодёжь. Появившиеся бюрократизм и формализм, карьеризм и приспособленчество некоторых членов Коммунистического союза молодежи обозначили необходимость перемен в комсомольской организации. Но не её идейной составляющей. Ведь комсомол — это комсомольские стройки, новые имена в литературе и кино, журналистике и спорте. Это и московский театр «Ленком», и популярная, непохожая на другие издания тех лет «Комсомолка». К сожалению, с разрушением старой системы не появилась новая идея, которая объединила бы молодёжь. В советское время была чёткая программа воспитания: октябрята, пионеры, комсомол. Эта преемственность и обеспечивала поступательное движение в процессе организации и управления молодёжными коллективами.

— И над всем этим — жёсткий партийный контроль…

— Контроль, конечно же, был. Но назвать его жёстким — преувеличение. Многие инициативы молодёжи на местах поддерживались руководством и даже не корректировались.

— Возможно, сегодня не хватает лидеров для молодежи? Их ведь нет ни в современной литературе, ни в кино…

— Согласен с тем, что их нет в литературе и в кино. Кино и телевидение пропагандирует совсем иные, отрицательные, «ценности». Но я не думаю, что таковых вообще нет. Не хватает действительно нужных книг, фильмов, примеров для подражания. Думаю, ВЛКСМ мог бы стать образцом для современных молодёжных организаций. Из многолетнего опыта работы советских комсомольцев можно взять всё самое полезное, нужное, всё то, что помогло комсомольцам добиться успеха в жизни.

Фото из семейного архива предоставлено Евгением Матушкиным