Устами панк-рока. Дмитрий Лаврентьев: «Лучший урок — самоирония, худший учитель — мнение массы»

04 ноября 2018
Количество просмотров136
поделиться

В мистической обстановке катакомб бара «Молотов», в едва освещённой комнате, нам удалось получше познакомиться с внутренним миром панк-рока. В этом нам помог Дмитрий Лаврентьев, вокалист московской группы «Мнимые числа», посетившей Тамбов с концертом.

Лучший урок — самоирония, худший учитель — мнение массы

— Дмитрий, какую мысль вы хотите донести до людей своим творчеством? 

— В основном все мысли мы доносим через самоиронию, на дурном примере показываем, как не надо делать. Это очень хороший способ потому, что сейчас большинство групп поют о том, что «мы бедные, несчастные, всё вокруг плохо, но мы едины». Они этим начинают цеплять. К примеру, «Порнофильмы», Louna, «Йорш». Это не ново и становится неинтересным. Надо более позитивно мыслить, как «Голос Омерики» — молодцы, их творчество с юморком. GOOD TIMES тоже рассказывают о том, как не надо себя вести, через свои песни и очень хорошую музыку. 

— В описании вашего творчества говорится, что вы боретесь с мещанством. А что для вас значит «мещанство»?

— Про мещанство не мы говорили. Это говорили критики, которые нас слушали. Поэтому не могу сказать, что они под этим понимали. Мы скорее несём протест против тупости, против однообразного образа жизни, против того, что люди верят чужому мнению. Некоторые люди говорили, что мы склоняем народ к экстремизму, что у нас аморальное поведение, «ты весь в татуировках, как такой человек может быть вменяемым?».

— Что же нужно делать человеку, чтобы не тонуть в тупости?    

— В первую очередь думать своей головой. Человек приходит в общество, и ему говорят: «Вот это ужасно», — а он поверил и даже не разобрался почему, как, зачем. Только потому, что так сказали друзья? Это глупо.

Всё крутится вокруг группы

— Как вы все познакомились друг с другом?

— Познакомились мы с Яшей, барабанщиком, через общего знакомого, на Цветном бульваре в Москве. С остальными участниками мы познакомились через другие сторонние коллективы.

— Какие плюсы появились с образованием вашей группы?

— Как мы заметили, всё крутится вокруг неё.  Та же самая личная жизнь, какие-то встречи. Если бы у нас не было группы, я бы вряд ли приехал в Тамбов, но я здесь уже второй раз с концертом. Я бы не встретил свою девушку. Яша тоже не нашёл бы девушку. Мы бы и с парнями-музыкантами никогда не познакомились.

— Какие забавные моменты у вас случались во время выступлений?

— Один из запоминающихся моментов произошёл в городе Коврове, когда мы заканчивали гастроли лет пять назад, я подпрыгнул, неудачно приземлился и сломал себе коленный сустав во время концерта. Первое, что вспомнилось. 

А вообще таких моментов случалось много. Люди делают флешмобы. К примеру, однажды на песне «Провода» в нас стали кидаться трусами.

— Почему в килте выступаете только вы?

— Лучше ребята сами ответят, почему (музыканты: «У других не хватило денег»). Лично мне комфортно и свежо. Я активно двигаюсь на сцене, и благодаря килту нет «болота в штанах» после выступления. Килт должен смотреться на человеке достойно. Порой слышно: «О, парень в юбке, парень в юбке». Я даже в ВК написал: «Тот самый парень в красной юбке». Килт — это древнее одеяние народов Шотландии. Причём его носили воины.

— Вы выложили видеоролик с самыми часто задаваемыми вопросами. А какие самые необычные вопросы вы слышали?

— Был два года назад скорее не вопрос, а момент, когда подвыпивший панк-рокер пытался затащить меня на концерт группы «Мнимые числа» и говорил, что «вокалист даже больше, чем ты. Приходи, надо это увидеть обязательно».  Он меня не узнал и хотел меня удивить мною. 

— Некоторые музыканты выпивают пред своим выходом на сцену, чтобы не волноваться. А вам нужно выпивать для спокойствия?

— Мне надо не успокоиться, а скорее завестись. Но завожусь я не от алкоголя, а от народа, от отдачи. Какая-то волна нахлёстывает, и начинается драйв.

— Есть ли у вас песни, в которых мелькает образ ваших возлюбленных?

— Мы не пишем песен про любовь — есть очень много других групп, которые прекрасно это сделают за нас. Мы выбрали другую стезю.

— На каком самом необычном предмете вы оставляли автограф?

— На рабочей каске. Мне люди давали тетради, руки, какие-то рваные листики, иногда просили расписаться в паспорте, но я расписался на обложке. И тут парень подбегает со строительной каской. Я посмеялся.  

«Если я завяжу — мне нечего будет делать». Душа и лайфхаки панк-рокера

— Дмитрий, считаете ли вы себя скандальным человеком?

— Нет, я вполне обычный, миролюбивый. Могу отчебучить что-нибудь неординарное, но скандальный человек старается больше привлекать к себе внимания. Причём негативным каким-то примером. Я не считаю, что делаю что-то плохое.  Мне кажется, что я, наоборот, несу позитив и призываю к светлому и правильному, к мышлению, чтобы мы думали своей головой, а не велись на провокации, на то, что говорят другие. Если мы и показываем себя в дурном свете, то опять же, это самоирония. Как говорят: «Все пойдут прыгать с 10-го этажа и ты пойдёшь?» Но понимаем, что никто не будет этого делать. Ирония в этом присутствует. «Я проснулся, сделал кофе, пошёл на работу и только сейчас осознаю — жить можно по-другому». Это суть одной из песен. 

— Какой самый безумный поступок вы совершили?

— Их было очень много. Самый последний — я себе набил на подмышке татуировку в этот понедельник. Татуировочной машинкой в тату-салоне набили. Целый сеанс выдержал, это полтора часа. Боль была адская, но буду доделывать.

— Сколько раз к вам приходили соседи и жаловались на громкую музыку?

— Соседи приходили один раз.  Полиция приходила более пяти раз, но я им ни разу не открыл. Лайфхак на будущее. Если к вам приходит полиция, просто выключайте музыку и не открывайте дверь. Они вам ничего не сделают. 

— Вы говорили, что стали увлекаться роком в 14 лет. А как к этому отнеслись ваши родители?

— Они не лезли в это дело. Считали, наверное, что лучше я буду увлекаться роком, чем стану бить одноклассникам морды, вести поганый образ жизни. Мне было проще взять гитару, собрать друзей, побренчать, попытаться что-то сделать. Я хотел показать себе, ровесникам, как можно поступать, как можно развиваться. 

Ссор в нашей жизни не было. Небольшие недопонимания в основном. Когда мне было лет 25, мама говорила: «Дим, ну сколько можно? Ты до сих пор вот этим занимаешься, может пора завязать?» А я отвечал: «Нет, мам. Если я завяжу, мне будет скучно. Мне нечего будет делать».

— Закончите фразу: «Я никогда…»

— Я никогда не буду смеяться над чужим горем.

— Если бы вы могли поцеловать известного человека прошлого или настоящего, то кто бы это был?

— Это была бы Алисия Сильверстоун лет 15 назад.

— Какой самый ужасный совет вы получали?

— Забей. Забей и ничего не делай.


Больше фото в нашем сообществе ВК.

Фото Марии Болотовой
Спецпроект: