Маргарита Пушкина: «Не в моей привычке бросать старых друзей»

05 июля 2018
Количество просмотров285
поделиться
Автор текстов для группы «Кипелов» — о сотрудничестве с Валерием Кипеловым, творчестве и кумирах

В нашем городе, где никогда не смолкают мотивы русского рока, все знают о каждом исполнителе всё. Но есть те, кто создаёт этот мир образов, мир строк и глубоких смыслов. О них не все знают, не все слышали, но именно поэты дают легендам те космические, главные слова песен, которые все мы знаем наизусть. 

Сегодня у нас появилась возможность узнать больше о жизни человека с богатым внутренним миром. Маргарита Пушкина — автор волшебных тестов для группы «Кипелов».

— Маргарита, расскажите, как вы познакомились с Валерием Кипеловым?
— Впервые я увидела Валерия в группе «Ария» в 1985 году. Там и познакомились. Особо тесно не общались. Наблюдала за ним со стороны. Музыку сочиняли в основном другие музыканты коллектива, ему просто передавали сочинённые мною тексты. Композиторы же и сообщали мне о том, как и что поётся. Постепенно контакт наладился. В момент ухода Кипелова из «Арии» я оказалась в очень трудном положении. Такое случалось в моей жизни во второй раз. В своё время разваливалась группа «Високосное Лето», для которой я сочиняла тексты, образовывалось тоже два коллектива, и они, образно говоря, «распиливали» меня. Конечно, распад «Високосников» был не такого масштаба, как распад «Арии». 

Не в моей привычке бросать старых коллег и друзей на произвол судьбы, и я представляла себе, что придётся трудно. Служить двум господам сложно, как мы знаем из классической пьесы. Но и «Арию» оставить я не могла... Так и начался один из сложных периодов моей творческой жизни — сотрудничество и с Валерием, и с «Арией»...

— Какие моменты во время работы с Валерием и во время творческого процесса вам запомнились? 
— До конца жизни буду помнить дни, вечера и ночи работы над всеми тремя альбомами. Особенно полуфинал работы над альбомом «Жить вопреки». По эмоциям это было сродни «451 градусу по Фаренгейту».

— Сейчас к 60-летию Валерия в восьми странах прошёл флешмоб, фанаты и люди, полюбившие творчество и «Арии», и образовавшейся группы «Кипелов», сняли видеоролики-поздравления. Как вы к этому относитесь? Что бы сами сказали в поздравление Валерию Александровичу?
— Отношусь к подобному совершенно спокойно, с улыбкой. Если люди устраивают праздник для себя и других — замечательно. Но есть такая библейская мудрость: «Не сотвори себе кумира!» Сегодня кого-то возводят в этот ранг, украшают лавровыми венками, поют «Осанну», а завтра кумир может оступиться и не оправдать надежд толпы. И что тогда? А тогда — всё то же. Восхвалявшие превращаются в хулителей и гонителей. Такова человеческая природа. И лишь немногие остаются верными своему кумиру до конца. Примеров тому масса. А поздравление Валерию скажу, конечно. Надеюсь, он выслушает мои слова.

— Сложно ли сочинять стихи? 
— Для меня несложно. Образы, если мы говорим о написании текстов на готовую музыку, приходят сами под её влиянием. Гораздо труднее договориться с Валерием о том, что та или иная тема подходит под песню, та или иная строка имеет право на жизнь. Это сложная психологическая работа. Временами случается полный альянс, временами - полный творческий развод.

— Какое ваше произведение для вас самое любимое?
— Любимых песен много — в основном из альбома «Реки времён», люблю «Безумие»... «Отражение» может быть просто бомбой, если его довести до ума, а так песня исполнялась в сыром виде.

— Вы часто пишете под эмоциональным впечатлением от каких-либо событий?
— Всё случается по-разному. Иногда так, иногда просто сама придумываю историю. Например, текст «Ещё повоюем» или то же «Безумие» — представила себе Ницше в белом халате, безумного. Стоит у окна и чертит символы силы. Пишу тексты так, как бы снимала фильм.

— Приходили к вам, Маргарита, когда-либо мысли всё бросить, если были какие-то сложности в творчестве?
— Творчество моё, к счастью, не ограничивается сочинением текстов на готовую музыку. У меня много отдушин для самореализации, для воплощения своих идей. И этим я спасаюсь в самые трудные моменты, когда кажется, что сыта по горло заказами-наказами-претензиями-придирками-непониманием. Так появляются мои книги, песни на готовые тексты, альбомы, так появилась рок-опера «Окситания». Самое главное — вовремя сгруппироваться.

— А случались у вас такие моменты, когда хотелось сжечь свои сочинения? 
— Нет. До Николая Васильевича Гоголя нам ещё бежать, идти, ползти... И не добежать, не дойти, не доползти. Черновики бесконечных вариантов периодически хочется бросить в костёр на даче, но начинаешь их читать и становится жалко эти листочки. А к Николаю Васильевичу частенько прихожу — его могила напротив могилы Михаила Афанасьевича Булгакова. Несу им цветы...

— Бывает ли, что не можете уснуть от нахлынувших мыслей?
— Такое бывает частенько. Особенно если сидишь и работаешь часов до двух-трёх ночи. Мозг не может остановиться, строчки меняются, появляются новые. Обычно рядом кладу бумагу и ручку и, не включая свет, записываю всё, что приходит в голову. Утром разбираю каракули.

— Маргарита, какие авторы и поэты являются для вас эталоном? На каких произведениях вы выросли?
— Список этот велик. Каждому возрасту соответствовала своя литература. От Майн Рида, Луи Буссенара, Александра Дюма к литературе и поэзии битников, к книгам латиноамериканских мастеров магического реализма, с заходом в мистику и эзотерику... Серебряный век поэзии — мой. Шестидесятники-поэты — мои. Наилюбимейшие авторы — португальский писатель Жозе Сарамаго и наш Булгаков, из гонзо-журналистики — Хантер С. Томпсон, из фэнтэзи — А. Сапковский, Гейман, Стивен Кинг... Из фантастики — Р. Брэдбери, Гарри Гаррисон, Кларк, С. Лэм, братья Стругацкие. Это лишь малая часть...

Фото Александра Хорошилова
Спецпроект: